В нашей политике нужен новый подход

Аватар пользователя Всеволод Юргенсон
Версия для печатиВерсия для печатиPDF версияPDF версия
Внешняя политика по отношению к России расколола Европейский Союз. С одной стороны оказались сторонники жестких методов, возглавляемые Германией (сюда относится и Эстония), с другой, начавшее диалог с Россией крыло, инициированное Австрией, Италией, Чехией, Болгарией и Венгрией. Поддержка им обнаруживается и в последних выступлениях американского президента. Можно, конечно, иронизировать по поводу популистской наивности государств – сторонников нормализации отношений с Россией, но не разумнее ли было бы задуматься над тем, такими ли уж атавизмом и глупостью отдает диалог Австрии и России и стремление Италии к смягчению экономических санкций, как это пытаются нам внушить?

Если в педагогике мы давно уже придерживаемся положения, что на отбившегося от рук ребенка нельзя воздействовать одними приказами и запретами, а надо разъяснять несмышленышу, где он ошибается и чего от него ждут, то во внешней политике мы упорно остаемся сторонниками доставшейся нам от прошлого века  политики холодного отвержения, для которых в отношениях с соседом, пусть даже не самым приятным, по-прежнему аргументом служит лишь размахивание кулаками, а не стремление разъяснить свои позиции посредством артикулированной речи.

 

В нынешней ситуации, когда в ЕС возникли принципиальные расхождения на почве отношения к России, надо было бы тщательно взвесить, продолжать ли нам поддержку проводимой Германией политики санкций, или разумнее разморозить культурные связи, чтобы с помощью народной дипломатии захватить информационное пространство соседнего государства. Хвастовство  тем, что ни один эстонский политик не поедет на чемпионат мира по футболу, в действительности не прибавляет нам ни одного плюс-пункта, точно так же, как никакого морального превосходства не создает России идиотский список русофобов, куда, к счастью, судя по публикациям, до сих пор не вошел ни один член нашего правительства.

 

Наши коммуникации российского направления очень слабы

Мы – соседи России, и этого не изменить даже самыми строжайшими санкциями. Если сосед положит нас в информационной войне на лопатки, винить в этом мы сможем только самих себя. При наличии нормальной коммуникации и мы могли бы разъяснять россиянам свои позиции, но мы, почему-то, не в состоянии вовлечь в свое информационное пространство даже местное русское население. Причины такой беспомощности требуют серьезного анализа.  Ведь мы же должны быть в состоянии обратить внимание упрекающих нас в дискриминации русскоязычного населения на то неопровержимое обстоятельство, что в отличие, например, от многих бывших республик Средней Азии, русскоязычные люди в Прибалтике никогда не чувствовали себя в такой мере в опасности, что вынуждены были бы массово эмигрировать из государства. Наоборот, они обрели здесь новый дом, стали вплавляться в общество, большая их часть освоила местный язык и обрела гражданство. Возникла новая национальная группа – русские Эстонии, которые свою жизнь и будущее связывают не с исторической родиной своих предков, а со страной своего рождения – своей родиной. Благодаря нашей расхлябанности в России до сих пор распространяется миф о едином и угнетенном русскоязычном населении. Пора бы уже развенчать этот предрассудок.

 

Пора вывести государственные коммуникации из состояния неспособности представить Эстонию России страной, ценящей подлинные права человека, и   отучить их от нежелания заниматься этим в отношении западных стран.  Похоже, что мы сами мазохистски наслаждаемся, сумев произвести в местных СМИ какую-нибудь новость о том, как российская стороны обвиняет нас в нарушении прав человека.   

 

Недавно было опубликовано сообщение, как Владимир Путин во время своего телемоста опять поднял вопрос нарушения прав русского меньшинства в Балтийских государствах. Прослушав внимательно это отрывок, я обнаружил всего лишь одну ссылку на закрытие в Латвии русских школ и констатацию, что обучение должно быть возможным и на родном языке. Почему-то у нас произнесенные мимоходом, между прочим, слова были расценены как мощная атака против Эстонского государства, которое в данном контексте вообще не упоминалось.

Вместо того, чтобы поднимать шум из-за ничего, можно было бы заняться снятием напряженности, вызванной будущим русской школы, разъясняя местному русскоязычному населению преимущества единообразной и предлагающей углубленное изучение государственного языка школьной системы. Это лишило бы Россию аргументов для нападок на нас по теме образования.

 

Нам нужно доходчиво разъяснять, что в Балтийских странах не замышляется ничего небывалого, а лишь планируется в отдаленной перспективе перейти на используемую и в России модель образования, при которой дети всех национальностей учатся на одном и том же языке, сохраняя возможность углубленного изучения родного языка и истории своих родных мест. Если существующая система образования приемлема для России, то она должна быть во всех отношениях пригодна и для Балтийских стран.

 

Мифы надо развенчивать

Десятилетиями поводом для нападок на Эстонию служит языковая политика, потому что мы оказались слабы в ее применении и весьма неумелы в разъяснении ее целей.  

 

У языковой проблемы гораздо больше граней, чем только притеснение местных русских, как это громогласно изображают некоторые. Эстонский язык надо учить и к нему нельзя относиться с барской снисходительностью -–таково правило, из которого следует исходить. Но для того, чтобы правило воспринималось как нечто само собой разумеющееся, надо быть последовательным и применять меры, которые предыдущее правительство не считало нужными – массовое бесплатное обучение языку, придание эстонскому языку должного значения, действенный надзор за использованием государственного языка.

 

 Сегодня в Таллинне усугубляется ситуация, когда все труднее обойтись одним эстонским языком. Зачем надо русскоязычным изучать эстонский язык, если его использование не так уж медленно, но верно уступает приоритет английскому? Большая ответственность за это ложится на нашу тупую Языковую инспекцию, в которой в части требований к использованию государственного языка царят двойные стандарты. В то же самое время, когда Языковая инспекция охотится на недостаточно владеющих эстонским языком русскоязычных водителей автобусов и таксистов, в Таллинне действуют десятки предприятий общественного питания, где заказать блюдо можно только на английском языке, а по городу снуют бесшабашные таксифайцы, которые не только владеют исключительно английским языком, но  еще и ездят с навигаторами, без которых и на соседнюю улицу проехать не сумеют.  «Так, зачем нам учить эстонский, если новопришельцы от этого освобождены?» - думают местные русскоязычные и торопятся заявить, что их дискриминируют. И весьма трудно доказывать, что в их словах нет ни капли правды. А в то же время и эстонцы у себя дома не чувствуют себя достаточно уверенно. Что и используется российской пропагандой.

 

 

 

Россия слезам не верит

 

 

 

Главной темой нашей политики после восстановления независимости стали послевоенная оккупация и несправедливость, учиненная над эстонским народом. Не имея ни малейшего желания приуменьшать страдания эстонского народа, которые мы должны помнить и оплакивать, надо, однако, признать, что на слезах в сегодняшнем прагматичном мире далеко не уедешь. Нам нужно найти новый нарратив как во внешней, так и внутренней политике. Тупое игнорирование России не создает нам ни одного преимущества. Вы скажете, что стремление к нормализации отношений должно быть обоюдным. Истинная правда! А мы такое стремление проявили? И если да, то как?

 

Давайте покончим и эту бессмысленную историю с серыми паспортами. Серопаспортники все равно живут среди нас, но в качестве граждан они стали бы более лояльны даже в случае, если владение ими эстонским языком будет не очень блестящим. Так давайте лишим российскую сторону и борцов за права местных меньшинств этой дающей простор для разгула темы и разрешим серопаспортникам быть дома. Нашего положения это ничуть не ухудшит.

 

Давайте внесем ясность и в вопрос языка обучения в школе, вовлечем в эту дискуссию все заинтересованные стороны, чтобы найти компромисс.

 

Я уверен, что все мы хотим иметь соседа, с которым при встрече можно хотя бы поздороваться, что бы они ни думал о нас, или мы о нем. Добиться этого можно, нужно лишь немного поступиться своими правами и выслушать другую сторону, потому что худой мир лучше доброй ссоры.

Всеволод Юргенсон 

Комментарии

вроде всё и правильно написано, но мне кажется, что у вас не получится. всё "минусы", что вы озвучили - это государственная политика, проводимая последние 20 лет. не так просто изменить вектор. кстати, ведь и эстонцы по рождению продолжают навсегда покидать Эстонию. то есть ваша проблема с языком усугубляется ещё и постоянной потерей его носителей.

насчёт отношения с Россией. причём тут Германия, извините? даже в ЕС говорят, что политически вся Прибалтика ориентирована на США и санкции, вводимые Прибалтикой - это не поддержка Германии. а поддержка США. политически Эстония не итегрирована в ЕС, чтобы там не говорили. экономически - да.

вы правы, что надо что-то делать уже сейчас. но... не поздно ли?

транзит исчез навсегда, потому что Россия загружает свои порты (Усть-Луга), сейчас уходят остатки. инциированное Прибалтикой отключение от БРЭЛЛ и возможные проблемы с электричеством уже не за горами. потеря рынка сбыта в России тоже надолго. что мы ещё можем?

Добавить комментарий

To prevent automated spam submissions leave this field empty.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
11 + 0 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.